Притча о потерянной драхме

Притча о потерянной драхме

(Из серии «Ищущая Божья любовь»)

В старину на Ближнем Востоке девушки в приданое получали от матери серебряные монеты. Иногда это сокровище было семейной реликвией, передаваемой по женской линии от прапрабабушки к матери, а затем к дочери. Для того, чтобы не потерять такую драгоценность и одновременно иметь ее всегда при себе, в монетах просверливали отверстия, нанизывали на крепкий шнурок и надевали на шею.

С каким достоинством и счастьем женщина носила на груди драгоценное ожерелье из сияющего серебра! Каким милым для нее был его тонкий, чистый перезвон, как она любила перебирать его, поглаживая и прикладывая к лицу. Как следила, чтобы ни одна из монет не потерялась!

Мы продолжаем размышления о Божьей ищущей любви. Божественная любовь многогранна – она вечная, бездонная, беспристрастная; прощающая, поднимающая, принимающая. Но как хорошо, что она ищущая! Что бы произошло, если бы эта небесная любовь не искала? Кто бы из людей был найден? Кто бы возвратился в Отчий дом?

Великий Учитель Иисус Христос представил поиски Божьей любви тремя притчами: о заблудшей овце, потерянной драхме и блудном сыне. В прошлый раз мы исследовали притчу о заблудшей овечке, а сегодня мы поговорим о потерянной драхме.

«Какая женщина, имея десять драхм, если потеряла одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и  искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: “порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму”. Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божьих и об одном грешнике кающемся» (Луки 15: 8-10).

Вот такой совсем обычной, прозаичной, даже несколько «домашней» картиной Господь описал вторую степень потерянности человека и поиски Богом драгоценной потери.

Драгоценная драхма

Кого же представляет дорогое ожерелье из серебряных драхм? Кого имел в виду Христос? Прообразом кого является каждая из десяти монет? Это искупленные Господа: «Ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя» (Исаия 43:3, 4). «Подобно камням в венце, они воссияют на земле Его. О, как велика благость его и какая красота его!» (Захар. 9:16, 17). «Искупленные дети Христа – это Его драгоценности, Его великое, особое сокровище». «Христос, от Которого исходит вся слава, рассматривает Свой народ в его чистоте и совершенстве, как награду за Свои страдания, унижение и любовь, как дополнение Своей славы».Только подумать! Тот, пред славой Которого закрывают лицо сияющие Херувимы, тают горы, убегают моря, называет человека дополнением Своей славы… О непостижимая любовь!

В древнем храме первосвященник на груди носил замечательную золотую пластину, в которую искусно были вставлены наилучшие драгоценные камни Востока, а на них выгравированы имена двенадцати колен Израиля. Так был представлен Небесный Первосвященник Христос, на мученой, пронзенной груди Он носит имена Своих детей. Он искупил их за неимоверно высокую цену, цену страданий и смерти, поэтому они – драгоценное Его ожерелье, украшение Его груди.

Когда человек знакомится с Божественной истиной, начинает верить в Господа, любить Его,  заключает с Ним Завет, Иисус помещает его в драгоценное ожерелье на Своей груди. Какая честь! Как сердце Божьего дитяти трепещет первой любовью в то время! Как льнет к груди Господа, для него все становится тщетою, только бы поближе быть к сердцу Спасителя. Как он поет, как читает Слово Божье, как молится! Он слышит биение Христова сердца, и его сердце бьется с ним в унисон …

И после этого всего можно «потеряться»?! Притча говорит, что да, драхма потерялась …

Драхма потерялась

Однажды, с любовью прикасаясь к своему сокровищу, женщина заметила, как одна серебряная монета сорвалась с ее груди, покатилась по полу и скрылась в пыли …

Драхма не потерялась в дебрях или трущобах вне дома, подобно заблудшей овце, нет! Она не выкатилась за порог дома и не покатилась в дальнюю страну, как блудный сын, о, нет! Притча о потерянной драхме рассказывает о другом виде потерянности, редкостном, необычном – потерянности в доме – в Церкви … Христианин не оставил истину, не покинул Церковь, но … «оставил первую любовь» (Откр. 2: 4).

На основании многих опытов и наблюдений можно сказать, что некоторые люди,  присоединившиеся к Церкви и познавшие чудеса искупительной любви, не остаются в этой любви. Они как-то постепенно и неуловимо отходят от захватывающего созерцания драгоценного Господа. В их духовной жизни происходит роковая подмена: вместо того, чтобы находиться на груди Господа, они просто находятся в Церкви. Их личные отношения с Господом застывают, а их духовный опыт становится официальным, формальным, номинальным.

Лежит в пыли

Упав на пол, что делает драхма? Возможно, подобно заблудшей овце, кричит? Зовет на помощь? Взывает о спасении? Нет! В доме стоит полная тишина, абсолютная успокоенность … Несчастной затерянной монете в пыли уютно, тепло, никто ее не видит, никто не беспокоит … Теплое, запыленное, лаодикийское состояние. И драхма его совершенно не осознает: «Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17).

Номинальное, формальное, казенное лаодикийское христианство … Нет, оно не покидает Церкви! Оно никогда не оставляет Отчего дома, как блудный сын. О, нет! Оно, подобно старшему брату блудного сына (о них обоих речь пойдет в следующих статьях), никогда не преступал приказания Отца! Оно столько лет служит Ему (см. Луки 15:29), оно активно, ретиво, громко, парадно, доктринально, только … не сердечно. Имя Иисуса в песнях, в молитвах, в разговорах, только … не в сердце. В доме Отца, но не с Отцом, рядом, но не на Его груди, в каких-то отношениях, но не в тесном единении с Ним. Господь стоит у закрытой двери: «Се, стою у двери и стучу» (Откр. 3:20)…

Как отыскать эту потерянную драхму? Каким образом достучаться до такого самоуспокоения, до равнодушного, глухого сердца? О, Великий «Аминь», «Свидетель верный и истинный» (ст. 14) – Божественный Искатель – обладает великолепными орудиями поиска: «свечой» и «метлой» – Своим прямым, неопровержимым свидетельством …

Свеча и метла …

Великий Учитель в притче о потерянной драхме представил Божественного Искателя в образе женщины с метлой. Не странно ли? Мужчина с метлой в руках – образ, который как-то не вяжется с мужским достоинством и самоуважением даже сегодня, а тем более он был необычным для того времени и той культуры. Именно на подобную странную картину – мужчину, несущего кувшин с водой (воду в Израиле, как правило, носили женщины), – сослался Иисус, давая ученикам исключительный признак, по которому они могли найти помещение для совершения последней Пасхи (см. Луки 22: 9, 10).

Однако представить Бога ищущего в образе женщины, подметающей комнату, – совсем неординарно! Тем не менее Мудрый Учитель именно таким образом пытался донести до слушателей великую истину: Бог в Своих поисках потерянного человека не считается ни с какими потерями и жертвами, ни с каким унижением и позором. Он согласился нести и Он понес бесчестье ради Своей драгоценной потери. Ее поиски стоили Ему наиболее позорной, бесславной смерти … Он «вместо предлежащей Ему радости претерпел крест, пренебрегши посрамление… Претерпевший такое над Собою поругание от грешников» (Евр. 12: 2, 3)!

Свеча и метла в руках хозяйки дома – удачные символы, олицетворяющие важные средства Божественных поисков. Это, несомненно, могущественное Божье Слово. Оно способно освещать сокровенные, запыленные, засоренные уголки сердца: «Слово Твое – светильник» (Псал.118:105). Более того, это Слово способно одновременно и вычищать, выметать заброшенные сердечные уголки: «Вы очищены через слово» (Иоанн. 15:3). В данном же контексте – при поисках потерянного лаодикийца – Божественное Слово принимает форму прямого свидетельства – то есть объективного, беспристрастного анализа пропащего состояния человека Самим Господом Иисусом Христом.

* * * * * * * * * * * *

Марфа – потерянная драхма

В одном горном селении среди живописной природы жила богатая семья: две сестры и брат. Брат был опорой сестер, их защитником и кормильцем, но всем в доме распоряжалась старшая сестра. Она была энергичной, решительной, волевой. Далеко за пределами поселка эта молодая женщина слыла прекрасной хозяйкой; ни одна свадьба, ни одно многолюдное пиршество в окрестности не проходили без ее участия и руководства… Именно так мы начали в прошлый раз историю «заблудшей овечки» – Марии Магдалины. К сожалению, в том же поселке, в том же доме была и «потерянная драхма» – старшая сестра Марии – Марфа.

Драгоценная серебряная драхма

Дом в Вифании – небольшом горном поселке, где жила эта семья, был любимым местом отдыха Господа Иисуса. «Спаситель благословлял всех, кто искал Его помощи. Он любит весь человеческий род, однако с некоторыми людьми Его связывали особенно нежные узы. Так, Его сердце было преисполнено великой любви к семье из Вифании … Иисус часто находил отдых в этом доме. Спаситель не имел собственного дома и был зависим от гостеприимства Своих друзей и учеников. Не раз, уставший и жаждущий искренней человеческой привязанности, Он радовался покою этого мирного дома, где был далек от подозрений и зависти фарисеев. Здесь Иисус находил искреннее гостеприимство и чистую, святую дружбу. Здесь Он мог говорить просто и свободно, зная, что Его слова поймут и сохранят, как сокровище».2

Хозяйка дома – Марфа, поистине, была драгоценной «серебряной драхмой». Она обладала многими талантами. Особенно ее отличал, как мы уже заметили, дар хозяйственности и гостеприимства. Накормить и обогреть нуждающихся приносило ей душевное удовлетворение. И она знала, как это сделать, и умела это сделать, работа просто кипела в ее руках! Вот почему в поселке она была популярной и уважаемой хозяйкой и распорядительницей каждого пира.

Однако это не была меркантильная женщина, которая только и занималась «столами». Марфа была религиозной, набожной, она хорошо знала Священное Писание. Галилейский Учитель Своим любезным, мягким обхождением, Своим высоко нравственным учением пленил ее душу. Марфа верила, что Он был обетованным Мессией. Как торжественно звучит ее исповедание веры: «Так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир» (Иоан. 11: 27). На это исповедание Марфы Иисус мог бы ответить так же, как Он ответил Петру на его идентичное свидетельство: «Блажен ты, Симон … потому что не плоть и кровь открыли тебе это, а Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16:17). Марфа обладала глубокой верой в Господа, личными опытами Божественного откровения. Она верила в воскресение мертвых: «Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день» (Иоан. 11:24). Она верила во всемогущество Иисуса: «Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст тебе Бог» (ст. 22). Везде, всегда и во всем Марфа – старшая сестра Марии – была правильной. Такой же правильной, как и старший брат блудного сына. Какое поразительное сходство образов этих старших, не правда ли? Они столь однотипны! Старшие, однако… потерянные драхмы.

Уважаемый читатель, ты узнаешь в этом типаже старших и себя? Ты также старший – или диакон, или пресвитер Церкви? Забота о вдовах и сиротах, бедных и больных лежит на твоих плечах? Твое практическое христианство безупречно, все предписания Божьего Слова ты выполняешь должным образом? Много лет находясь в Церкви, ты прекрасно знаешь Священное Писание, и в теологии ориентируешься достаточно хорошо? Столько лет служишь ты Богу, и никогда не преступал приказания Его? Ты, как и Марфа, как и старший брат, ожидаешь одобрения Учителем твоей духовности? Однако, взглянув печальными глазами на плеяду старших, в том числе и на тебя, Свидетель верный и истинный грустно произносит: «Одного тебе недостает» (Марк. 10:21). «А одно только нужно» … (Луки 10:42)

Драхма потерялась

Однажды знойным летним днем ​​Иисус вместе со Своими двенадцатью учениками пришел в Вифанию. Он вежливо постучался в двери дома Марфы, и они сразу гостеприимно распахнулись для желанного долгожданного Гостя (см. Луки 10:38 – 42).

– Тринадцать голодных мужчин, – прикинула озабоченная женщина. – Да и своих трое.

И началось … Бегали все: и служанки, и Мария: в погреб и обратно, на кухню и в сад, на огород и к колодцу … Одни чистили, другие нарезали, третьи раскладывали; Марфа всеми командовала, стоя у жарко истопленной печи и отдавая короткие приказы.

– Мария, принеси из погреба прохладительные напитки, – велела младшей сестре распорядительница угощения.

Обойдя дом, Мария вошла в вымощенный холодным камнем дворик и … замерла, услышав такой дорогой голос любимого Учителя. Он сидел в кругу учеников и что-то проникновенно им рассказывал. Мария не выдержала: обтерев руки о фартук, она тихонько присела у Его ног …

Именно присела, – сообщает оригинал Евангелия. Нет, Мария не была ленивой или безответственной женщиной, но она никак не могла променять случай побыть с Господом на надуманные, чрезмерные, а потому и не нужны кухонные хлопоты. Ей так много прощено, она так много полюбила, как же она может потерять такую ​​возможность прислушиваться к милому голосу, вглядываться в добрые глаза дорогого Учителя? Мария имела то одно, чего не хватало старшему брату, чего не хватало старшей сестре, и … тебе, уважаемый читатель? Ты настолько занят своей службой – своими Божьими делами, что никак не можешь найти времени спокойно посидеть у ног Господа и послушать, что Он тебе скажет? Ты не можешь позволить себе хотя бы один час ежедневно наслаждаться общением с Ним?…

Свеча и метла …

– А где же Мария, – спохватилась Марфа, удивленно оглядываясь по сторонам. Младшей сестры нигде не было видно. Марфа выглянула в окно и … застыла от возмущения и обиды. В кругу двенадцати учеников Иисуса, у самых Его ног спокойно восседала ее сестра …

– Ну, это уже слишком! – воскликнула женщина, спускаясь по каменным ступеням во двор.

Марта в гневе ищет Марию, совсем не осознавая, что она сама нуждается в тщательных поисках, как потерянная драхма. Но Главный Хозяин дома уже приготовил свою свечу и метлу …

Разгоряченная у пылающей плиты Марфа свое раздражение обращает на Учителя: «Господи, или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне» (Луки 10:40, выделено автором статьи).

Как отдает от этих непочтительных, невежливых, обидных слов духом того другого старшего, который также служит: «Вот,  я столько лет служу тебе … А когда этот  сын твой … пришел,  ты заколол для него откормленного теленка» (Луки 15:29, 30, выделено автором статьи). Жесткость, бессердечие, недостаток сочувствия, безжалостность – такой характер развивают отношения с Отцом, превратившиеся в «службу»… И именно отношение к младшим – тем, кто споткнулся: отбился от отары, заблудился в дальней стране, – демонстрирует весь спектр подобных качеств характера этих потерянных старших… Непонимание Отца, Отцовского нежного отношения к заблудшим овечкам, к блудным сыновьям характерно для «правильных», однако утерянных драхм. Их закоснелой, формальной религиозности трудно принять Отцовское глубокое сочувствие и сострадание к тем другим, «неправильным» … Им трудно понять, что их «служу» не столь важно для Отца, как их «люблю».

Как запылилось сердце Марфы! Как ослепились ее глаза! Мусор, как много ничтожного мусора покрыло ее душу! Она совершенно не сознает, как низко упала, не почтив Господа небес своим присутствием и вниманием; более того, оскорбив раздражительностью и нелюбезностью.

Наступил благоприятный момент и Великий Хозяин зажег свечу и взял в руки метлу Своего прямого свидетельства:

Марфа, Марфа … (Луки 10:41)

Обремененное сердце женщины встрепенулось … Нежный деликатный упрек почувствовала она в словах Господа. Божественная рука осторожно прикоснулась к ее душе. Мусор, как темная туча, начал вылетать в окно, освобождая эту потерянную драхму … Сердце ее встревожилось: Что-то не так? Что-то я сделала не то?

Еще один взмах метлы и Верный свидетель начинает проводить тщательный анализ:

Ты заботишься и суетишься о многом

И снова облако пыли вылетело в окно, а луч Божественного света озарил ее невидящие глаза. Марфа начинает прозревать … Вся эта суета, надуманная помпезность, кому нужны? Для чего это все? Высокий Гость остался за дверью сердца … Не лучше ли было положить на стол простой домашний хлеб и насладиться духовным вкушением роскошного Хлеба жизни? Так увлечься столом для Господа, чтобы забыть Самого Господа? …

Дорогой друг, ты узнаешь себя? Твое рвение, твоя  активность достойны  похвалы, но оглянись … Где Иисус, Которому ты служишь? Он где-то там, далеко за облаками? Ты знаешь Имя, но знаком ли с Самой Личностью; ты любишь Церковь, а ее Великого Господа?  Для чего вся эта суета, активность, если Дорогой Гость стоит за дверью? Если изо дня в день Он приходит к двери твоего сердца и находит ее закрытой?

«А одно только нужно»

А одно только нужно (Луки 10:42, выселено автором), – торжественно и категорически провозгласил Свидетель верный и истинный, не преуменьшая, не преувеличивая и не ошибаясь, всегда произнося чистейшую правду.

Человеку нужно только одно! Ну, как же одно? А все остальное? А «это все [остальное] приложится вам» (Мф. 6:33). И не только приложится все необходимое, но отложится и все надуманное и ненужное.

Несомненно, Богу очень нужны старшие сыновья и дочери, современные Марфы, и нужен ты, дорогой друг, с твоим рвением, энергией и активностью. Бог ценит старания и упорство в Его работе. Но тебе, как и Марфе, не хватает именно этого одного – личного общения с Господом, тесного единения с Его сердцем. Перед всеми активными занятиями тебе, как и ей, нужно в тихом уединении посидеть у ног Иисуса в своей верхней горнице. Тогда ты поймешь, что Иисус – не доктрина, а замечательная Личность … Тогда ты почувствуешь, что Он не где-то на небесах, «за дверью», а здесь рядом; и жизнь с Ним – это не тяжкая служба, но замечательный опыт созерцания Его характера и преображения в Его образ. Только и только тогда нежная любовь Иисуса, Его ласковость, мягкость, учтивость, доброта и милосердие станут составляющими твоего характера.

Мария же избрала наилучшее, и это у нее не отнимут (Луки 10:42, пер. М. Кулакова).

Конечно, большое угощение для Господа – это хорошо. И много гостей, и много Божьих дел – тоже важно! Но есть нечто лучшее, нечто самое лучшее! Наилучшее! Это Он Сам – Господь и Бог и тихое душевное общение у Его ног.

Нет, не память о большом угощение Марфы и не аппетитный аромат ее вкусных блюд понес Иисус в Свой последний путь на Голгофу. Он понес наилучше – благоухание мира Марии, как символ ее безграничной любви …

Не можу вже ніяк з Тобою розмовляти __         І раптом через крихітну шпарину
Через дубові двері, через залізні грати,           В хвилину затишку, о, рідкісну хвилину,
Добротно збиті власними руками…           Почути тихий стук, благаючий, терплячий,
О, скільки літ Тобі я догоджала           Чиєсь моління болісне, гаряче,
І зводила, валила, будувала,           І зрозуміти з серця завмиранням,
І хліб свій їла, й одяг свій вбирала,           Що це Твоє надірване зітхання…
І врешті-решт себе замурувала…           Ні, досить! Не витримую тортури!
Хіба Тобі потрібні ці старання,           Твоя любов пече мене крізь мури.
Діла, завзяття замість спілкування?           Ворота навстіж! Клямки геть й засуви!
Ні, зовсім ні! Яка страшна помилка:           До хати я запрошую Ісуса…
У колесі життя крутитись, ніби білка,           Хай будеш тільки Ти навпроти за столом,
Щоб справитись, щоб праведною бути,           Вечірня зірка сяє за вікном…
Свої думки в кайдани щоб закути.           Як добре нам отак з Тобою вдвох сидіти…

Чи може бути щось дорожчого на світі?


 

Список использованной литературы

  1. Уайт Э. Свидетельства для Церкви, т. 6, с. 309; Нагорная проповедь, с. 89.
  2. Уайт Э. Желание веков, с. 524.

 

Ключевые слова: драхма, метла, свеча, потерянная, Марфа, пыль, серебряная, драгоценная
Recent Posts
У Вас есть вопросы?

Если у Вас есть вопросы или Вы хотели бы лично познакомиться с Ольгой Васильевной, Вы можете написать ей сообщение:

Введите слово или фразу и нажмите клавишу "Enter" для поиска

Божа любов шукає  (Серія статей)Притча о потерянной драхме (Из серии «Ищущая Божья любовь») В старину на Ближнем Востоке девушки в приданое получали от матери серебряные монеты. Иногда это сокровище было семейной реликвией, передаваемой по женской линии от прапрабабушки к матери, а затем к дочери.