Притча о блудном сыне. Часть 1

Притча о блудном сыне. Часть І

(Из серии «Ищущая Божья любовь»)

Самая светлая, самая прекрасная жемчужина Священного Писания, шедевр литературного искусства, достойный его Великого Автора – Притча о блудном сыне. Никакая, ни одна иллюстрация так ярко и трогательно не изображает Божественную любовь, ищущую жалкого и упрямого грешника, как эта притча.

«Нигде в ряде книг духовной и светской литературы нельзя найти ничего настолько изящного, настолько светлого, настолько полного о беспредельной Божественной любви, настолько верного изображения последствий греха и так милостиво обещающего много радостных надежд за исправление и раскаяние, как эта история… Мнимая независимость беспокойного своеволия, предпочтение настоящих радостей будущим надеждам, стремление уйти из чистого и мирного приюта, называемого нами своим домом.… Непродолжительность горячки запрещенных удовольствий, томительный голод, мучительная жажда, безнадежное рабство, невыразимое унижение, безраздельная скорбь, – где и когда были изображены эти миллион раз повторяющиеся опыты в жизни, изображены в немногих чертах рукою более нежною, более верною, как в образе этого сумасбродного молодого человека?… Все звучит каким-то дивным, как будто бы раздающимся с небес голосом, который вызывал во многих миллионах сердец слезы и раскаяние».1

С нашими уважаемыми читателями мы уже рассмотрели две притчи об ищущей  Божьей любви: Притчу о заблудшей овце и Притчу о потерянной драхме. Как ярко представлены в этих притчах поиски Христовой любви! Он – Добрый Пастырь, Который с угрозой для собственной жизни в дикой пустыне разыскивает потерянную овцу. Он – заботливая хозяйка, которая старательно, настойчиво подметает комнату, чтобы найти драгоценную драхму. Однако насколько высшей изображается любовь отца к своему блудному сыну в сравнении с любовью пастыря и хозяйки к их потерям! Об этом свидетельствует даже само простое сравнение словесного объема названых притч. Притчу о заблудшей овце передано четырьмя текстами, о потерянной драхме – тремя, а притчу о блудном сыне – двадцатью двумя! В таком же соотношении находится и безнадежность, трагичность потерянности каждого из этих трех утраченных объектов.

Уже упоминалось, что наиболее трагическим в положении овцы является невозможность самостоятельно найти дорогу назад, домой, а в положении драхмы – абсолютное непонимание, неосознанность своей потерянности. А что же блудный сын? Не знает ли он дороги домой? Прекрасно знает! А, возможно, он потерялся случайно и не осознает своего падшего состояния? В том-то и вся трагедия этого вида потерянности – она ​​сознательная, обдуманная, запрограммированная. А это значит, что и поиски здесь должны быть особенными.

Сюжет Притчи о блудном сыне вдохновлял великих художников писать полотна, подобные «Возвращению блудного сына» Рембрандта Ван Рейна, сочинять песни, подобные «Вернись, вернись» Елены Шарыпановой, творить стихи и поэмы. Помню, как в дни моей юности группа христианской молодежи проводила конкурс на лучшую картину по библейским мотивам в стиле абстракционизма. Необычно, не правда ли? На то она и молодежь, чтобы придумывать что-то невиданное, неординарное. Я имела честь принимать участие в названном конкурсе и представить на выставке свою скромную работу – триптих, названный «Притча о блудном сыне». Предлагаю его репродукцию:

Картина I: В доме

Картина I: В доме

Картина II: Вне дома

Картина II: Вне дома

Картина III: Снова в доме

Картина III: Снова в доме

Карина первая: «В доме»

 Отчий дом

Где-то на окраине села, у самой дороги, обвитый роскошными виноградными лозами, утопая в тенистом саду, стоял он, родной зажиточный отчий дом … В доме счастливо проживали отец с двумя сыновьями. «У некоторого человека было два сына» (Луки 15:11), – так начинается Притча о блудном сыне. И хотя в притче ни разу не упоминается слово «дом», мы абсолютно уверены, что он был, светлый, озаренный солнечными лучами, отчий дом.

У каждого из нас также есть отчий дом… У кого-то в далеком глухом селе покосилась старенькая милая изба. У кого-то в высотном многоэтажном доме среди множества окон светится одно, родное. Как часто, проезжая поездом мимо дорогой нашему сердцу обители, приникаем к окну и пристально вглядываемся, чтобы увидеть хотя бы ее крышу, хотя бы одно окно.

У Иисуса также был отчий дом. Нет, не такой удобный и комфортный, как у нас сегодня, не такой зажиточный, как дом на окраине из притчи, а точнее – совсем бедный. Но Он любил его плоскую крышу, его безоконный полумрак, освещенный материнской нежностью и любовью, его стены, обмазанные белой глиной. Не было милее уголка для Него, чем этот дом, где Он, будучи еще Мальчиком, укрывался от насмешек и оскорблений.

Но вот в двенадцать лет он посетил другой Дом … Этот Дом для многих казался загадочным и страшным, однако Он, бедный, провинциальный Подросток, впервые глядя на сияющее величие храма, на истекающую кровью жертву, понял, что это Дом Его Отца, что это, воистину, Его Отчий Дом! И где бы Он ни был, в любом уголке страны, Он стремился в Отчий Дом, и хотя бы несколько раз в год с трепетом и замиранием сердца направлял Свои шаги к его белоснежным колоннам.

Бывают минуты, когда отчий дом становится неприветливым, немилым, чужим, – когда, приближаясь к нему, мы знаем, что навстречу нам не выйдет седовласый отец, не выбежит родная мама – родной приют опустел …

Было такое время и у Иисуса. С какой горечью, с каким горем и болью, стоя на пороге Отчего Дома, Он произнес: «Дом пуст» …

Но тот богатый дом на окраине села еще не опустел! Там еще жив отец, только слегка поседевший, там пульсирует жизнь, там труд и радость. Там фонтаном бьют те небольшие обыкновенные радости, запоминающиеся нам на всю жизнь, там много-много солнечного света и счастья!

Младший сын в картине «В доме»

Однако почему-то стены отчего дома уже не согревают … Какое-то темное облако начинает покрывать этот родной, единственный в мире родной кров, и так хочется раздвинуть его собственными руками и вырваться! Вырваться? Куда? Туда куда-то, за горизонт, в туманную, таинственную даль,  манящую сладкой неизвестностью, откуда доносится чарующая музыка и веселье, где все можно …

Друг, я обращаюсь к тебе, родившемуся в доме с обагренными кровью Агнца дверными косяками, в доме Небесного Отца. Ты, над колыбелью которого мать не пела «Колыбельную», а «Птичек маленьких любит Бог», которому не рассказывала вымышленных сказок о мальчике-с-пальчик, а о Мальчике из Назарета. Ты никогда духовно не голодал, ведь в доме были Библии различных переводов и форматов, детские Библии, детские рассказы с прекрасными иллюстрациями, диафильмы, видеофильмы. Хлеб и к хлебу! Ты засыпал на коленях матери под звуки проповеди, а в перерыве между служениями каждая бабушка пыталась всунуть тебе конфетку или пряник.

Но почему-то, повзрослев, когда ты проходил мимо громозвучного ресторана и видел сквозь дымчатые шторы пары, кружащиеся в мерцании светомузыки, сердце твое сжималось и тосковало. И тогда Отчий дом, кафедра, проповеди, музыка и пение – все казалось примитивным  и темным. И тогда, когда в двенадцать лет Иисус принял знаменитое решение: «Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему» (Луки 2:49), у тебя, возможно, также с двенадцати лет начинает вырисовываться в картине «В доме» темная полоса … В висках все чаще, все настойчивее стучит вопрос: «Для чего мне все это?» В душу заползает тяжелый недуг, страшная болезнь – духовная шизофрения – раздвоенность.

Прежде, чем стать блудным, сын должен стать духовно раздвоенным …

Старший сын в картине «В доме»

Какое же это страшное несчастье – больной сын! Любой родитель предпочтет сам заболеть, только бы ребенок был здоровым. Однако сын с больным сердцем, или почками, печенью – это одно. Но больной психически – это совсем другое. Нет большей муки для отца, чем видеть статного, рослого сына душевно больным!

В такой трагической ситуации единственное утешение – другой сын, здоровый, понятливый, любящий, умный. Хорошо, что хотя бы один сын – старший – там, в доме на окраине, здоровый. Но здоровый ли? Не раздвоенный ли? Прислушайтесь, пожалуйста, к его словам: «Я столько лет служу тебе, и никогда не преступал приказания твоего» … (это когда все видят, а когда никто не наблюдает) «повеселиться с друзьями моими» (Луки 15:29). О, кошмар! Старший сын болен той же болезнью, хотя она скрыта и не заметна – духовной раздвоенностью.

Какое несчастье! Два больных сына! Два сына у отца и оба – душевно больны! А где же тот, третий, здоровый, для которого Отчий дом был бы самым дорогим местом на свете? Где тот, не потерянный, не раздвоенный, который, смотря на двух своих братьев, так страстно стремящихся в мир, мог бы решительно сказать: «Отец, “к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни “» (Иоан. 6:68)? Нет его, нет третьего! «Все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим. 3:12).

Друг, это тебе о чем-то говорит? «У Бога нет внуков, есть только дети» … Те, кто родились «в доме», в истине, кто христиане «по наследству», должны пережить личное духовное возрождение и обращения. Без этого они все потеряны: или блудные сыновья, или потерянные драхмы; или уходят из Церкви, или остаются в ней формалистами-лаодикийцами. Кто из них в лучшем положении? «Открытое отступничество не больше оскорбительно для Бога, чем лицемерие и формальное служение».2

Старший сын появляется на сцене событий только в конце притчи, поэтому мы уделим ему внимание позже, а сейчас рассмотрим трагедию только младшего сына. Наступил момент, когда его духовная шизофрения дошла апогея, раздвоенность невыносима. И тогда прозвучала неслыханная просьба: «Отче, дай мне следующую часть имения». «И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону» (Луки 15:12, 13).

Дом, словно смертельным саваном, покрыло темное облако; в картине «В доме» вырисовывается ​​черная полоса…

Отец в картине «В доме»

Отец разделил им имение… На сцену событий в доме на окраине села выступает третья, центральная личность притчи – отец … Замечал ли отец болезнь своего сына? Замечал с замиранием сердца. Применял ли какие-то меры, чтобы предупредить и не допустить трагедию? Несомненно! Хотя кому-то может показаться, что отец абсолютно пассивный, однако это не так. Поведение отца в кульминации притчи – во время встречи с обоими сыновьями, свидетельствует не о слепой родительской привязанности или вседозволенности, которая попускает, потворствует и потакает, но о мудрой, авторитетной отцовской любви. Между 11 и 12 стихами невидимо присутствуют молитвы, прошения, уговоры, –  все, на что только она была способна.

Мог ли отец категорически отказаться от раздела имущества? Безусловно! В то время и в той культуре бывали случаи, когда отец при жизни распределял свое имущество между детьми. Причиной этого могла быть болезнь отца, неспособность управлять хозяйством, или еще какие-то непредвиденные проблемы, но инициатором подобного акта выступал исключительно сам отец. Более того, если такое и случалось, имущество оставалось нетронутым до самой смерти отца.

Насколько же недостойным оказалось поведение младшего сына! Он не только вызывающе и неуважительно инициирует раздел имущества, но осмеливается прибрать к рукам еще при жизни отца ту долю, которая должна была перейти в его собственность только после смерти отца! Своим поведением сын свидетельствует о том, что он не может дождаться смерти отца и хочет завладеть его имуществом уже теперь, сейчас. Отец мог законно отказаться от требования сына, разделить имущество – это было его отцовским волеизъявлением, а не обязанностью, как представил себе сын.

А почему же отец так не поступил? Почему не поставил сыну на вид всю бесчестность его поступка? Почему не читал морали, не попрекал, в конце концов, не прогнал без единой копейки в кармане? Почему по просьбе младшего сына «дай мне», он без единого возражения «разделил им имение»?

Бог в картине «В доме»

Отец из притчи Иисуса Христа – прообраз Бога, Отца Небесного. Неужели Он так беспрекословно позволяет Своим детям идти их собственными путями, подобно отцу из притчи? Чтобы дать ответ на этот непростой вопрос, попытаемся к картине «В доме» дорисовать портрет Отца. «Внимательно вглядываясь в черты Его лица, люди видели в них выражение Божественного сострадания, смешанного с огромной силой разума. Каждый Его взгляд, каждая черта его лица носила на себе отпечаток смирения и неизреченной любви. Он, казалось, был окружен атмосферой духовного величия. Хотя Его движения были мягкие, скромные, непритязательные, весь Его вид поражал людей силой скрытой, и вместе с тем такой, которую нельзя было скрыть совсем»… А глаза Его «печальные, полные милосердия».3 Какой впечатляющий, нетрадиционный, неожиданный портрет Небесного Отца! Но именно Таким Он изображен в притче. Может ли Такой Бог читать морали, бранить, угрожать, или посылать анафемы и стрелы небесной кары вдогонку беглецу? Никогда! Он не Тот, Кому наиболее важно, чтобы сын оставался в доме и не позорил Его седину. Для Него самое дорогое: «Сын Мой! отдай сердце твое Мне» (см. Притч. 23:26) … А это достигается не принуждением и не угрозами.

Господь – Великий Психолог душ Своих земных блудных детей, Он в совершенстве знает, что их духовная раздвоенность исцеляется не упреками, не обвинениями, а их собственным опытом, и наиболее эффективно, к сожалению, – отрицательным – дальней стороной… Как часто Небесный Отец прибегал к этой крайней мере – позволял Своему ребенку пройти через горчайший личный опыт, отпустив его на чужбину; то есть давал то, чего он так неразумно домогался, что так упорно рисовал в своем воображении, на что был настроен его ум. И только тогда, когда блестящий воздушный дворец блудного сына был разрушен до основания, и он обнаружил себя ободранного и голодного в окружении полудиких животных, только тогда приходило прозрение – сын «приходил в себя» …

Отцы блудных сыновей

Уважаемый отец, вы узнаете свою трагедию в этих образах? В вашем доме, покрытом черным облаком, также есть блудное дитя? Ваш сын решил уйти из дома? Ваша любовь попрана, ваше сердце разбито? Вы в отчаянии? Вы не знаете, что делать? Кто скажет вам, как достучаться до этого молодого упрямца, как убедить его в непоправимости такого рокового шага? Кто осмелится предложить вам какие-то рекомендации?

Единственным безопасным, эффективным советом может быть совет только Того Отца, сердце Которого также было разбито Его первым блудным сыном с прекрасным именем Люцифер, а затем – многими и многими блудными сыновьями – ангелами и людьми … Приблизьтесь к этому великому исстрадавшемуся сердцу, только оно может сказать вам: «Не торопись», или: «Подожди еще немного», или: «Умножь твою любовь». Или же Он, Кто рискует отпускать Своих блудных сыновей в дальнюю сторону может сказать вам неожиданные слова, произнести которые не осмелится ни один смертный:

«Снисходительные родители, потакают своим неуправляемым сыновьям, боятся проявить разумную власть над ними, лишь бы они не ушли из дома. Уж пусть лучше некоторые пойдут, чем останутся дома, и будут жить за счет родителей, пренебрегая любым авторитетом, как человеческим, так и Божественным. Для таких детей очень полезной может оказаться полная независимость, о которой они так мечтают, желая узнать, что такое жизнь. Пусть отец скажет сыну, что грозит бегством из дома: “Мальчик мой, если ты решил уйти из дома, чтобы не подчиняться справедливым и верным принципам, я не стану тебе мешать. Если ты думаешь, что мир настроен к тебе более дружелюбно, чем отец, который заботился о тебе с детства, то ты сам должен убедиться в своей ошибке. Если ты захочешь вернуться в дом отца твоего, подчиниться его авторитету – добро пожаловать! Но обязательства взаимны. Пока у тебя есть еда, одежда и родительская забота, ты обязан подчиняться семейным правилам и дисциплине. Мой дом не может быть осквернен запахом табака, злословием или пьянством. Я хочу, чтобы мое жилище посещали ангелы. Если ты твердо решил служить сатане, тебе будет хорошо с теми, с кем ты любишь общаться “…

Тысячи молодых людей остановились бы от скатывания вниз благодаря такому подходу … Многие неверные сыновья радуются, потому что у родителей нет мужества помешать им».6 (Помните двух блудных сыновей первосвященника Илия?) Однако, такой ​​радикальный совет вы, уважаемый отец блудного дитяти, должны лично услышать из уст Небесного Отца.

* * * * * * * * * *

С болью Иисус наблюдал, как его покидала группа недовольных, «блудных сыновей» … «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним» (Иоанн. 6:66). «С тоской в ​​сердце Он смотрел, как его бывшие ученики покидали Его – Жизнь и Свет человечества. Мысль о том, что Его доброта не была оценена, Его любовь осталась без взаимности, милость унижена, а спасение отброшено, наполнила Господа неописуемой печалью. Такие переживания делали Его Мужем скорбей, изведавшим болезни».4 Обернувшись к остальным двенадцати, Он спросил: «Не хотите ли и вы отойти?» (ст. 67) …

Вы слышите? Такой Отец никого не заставляет, никого не приневоливает и не принуждает. Послушайте, пожалуйста, самое трогательное во всем Ветхом Завете описание Божественной Отцовской неоцененной любви: «Я Сам учил [блудного сына] ходить, носил его на руках Моих, а он не понимал, что Я лечил его раны. Узами любви влек я его, и был для него как Тот, Кто поднимает младенца к Своим щекам. Я склонялся над ним и кормил его, словно мать … Что мне делать с тобой? Как Мне отдать тебя на растерзание?… Повернулось во Мне сердце Мое, возгорелась вся жалость Моя» (см. Ос. 11: 3, 4, 8).5  Вот, Каков Бог… Вот какова Его ищущая любовь…

Такой Бог стоит у ворот с разбитым сердцем и машет рукой человеку, уходящему от Него прочь … И именно таким Своим поведением Он дает блудному беглецу шанс возвратиться. Там, в дальней стороне, наиболее жгучим из воспоминаний об Отчем доме было не окно, из которого мягко падает свет, не запах домашнего хлеба, не картина семейного ужина, а именно портрет Отца, Который стоит у ворот, напряженно всматривается вдаль, ловя последние очертания фигуры сына, исчезающего за горизонтом…


Список использованной литературы:

  1. Фаррар Ф. Жизнь Иисуса Христа, ч. 1, стр. 228, 229.
  2. Уайт Э. Патриархи и пророки, с. 523.
  3. Уайт Э. Желание веков, с. 137, 138.
  4. Там же, с.393.
  5. См.Дэвидсон Р. Пламя Яхве, с.115.
  6. Уайт Э. Воспитание детей, с. 241. 
Ключевые слова: притча, блудный сын, дом, отец, любовь, беглец
Recent Posts
У Вас есть вопросы?

Если у Вас есть вопросы или Вы хотели бы лично познакомиться с Ольгой Васильевной, Вы можете написать ей сообщение:

Введите слово или фразу и нажмите клавишу "Enter" для поиска

Притча о потерянной драхме (Из серии «Ищущая Божья любовь») В старину на Ближнем Востоке девушки в приданое получали от матери серебряные монеты. Иногда это сокровище было семейной реликвией, передаваемой по женской линии от прапрабабушки к матери, а затем к дочери.Притча о блудном сыне. Часть І (Из серии «Ищущая Божья любовь») Самая светлая, самая прекрасная жемчужина Священного Писания, шедевр литературного искусства, достойный его Великого Автора – Притча о блудном сыне.